Портфолио

Свернуть

Записи в блоге

2

Сказки мобббитов

История одного безымянного сумасшедшего, который решил стать мобильным телефоном. Мобббиты - мобильные телефоны, бывшие ранее людьми, по его представлению. Изложение состоит из 6 скульптур и 6 картин, размещённых на стене в шахматном порядке. Скульптуры снабжены табличками прямоугольной формы с белым текстом на чёрном фоне. Текст является названием скульптуры и одновременно комментирует каждый этап мутации. Картины - это сны героя. На картинах прикручены таблички овальной формы с чёрным текстом на белом фоне. Эти тексты и есть сказки мобббитов. Заголовок каждой сказки - название соответствующей картины.

1 1. 1. Жил во тьме один безумец. В молодые годы наделал он много зла. Гулял и веселился.
дарорла
ДАР ОРЛА.
Жил на свете известный путешественник Космодой. Много куда заносила его сила мысли, помноженная на технологию перемещений. И вот летит он однажды в вакууме и видит – спит в невесомости огромная женщина. А на животе у ней кнопка. Космодой решил было, что это кнопка включения. Нажму, думает, баба включится. Но что-то удержало телепортатора. Не взорвать бы чего. Долго он висел возле, потом плюнул и улетел. И правильно сделал. Пришёл ему вскоре сигнал, от самой Дарительницы каскад сладчайших двоичных мерцаний. И объяснено было: баба та сновидящая - космодоевская действующая Вселенная, в коей он является мыслящим модулем. Не удержись он, нажми кнопку - и исчез бы весь мир мобббитов. Потому что проснулась бы Вселенная, стала бы сама жить для себя, беседуя с другими Вселенными о жизни смысла и смерти смерти. И не возникло бы и тени мысли ни у кого о Космодое-страннике.

2
2. Однажды войдя в зрелый возраст, понял он, сколько натворил событий. Лежал, охватив голову и кричал от боли закрытым ртом.                   одинво
ОДИНОЧЕСТВО ВОИНОВ.
Однажды во дворец царевича Сенсодава постучался удивительный мобббит. Он был так стар, что даже лицо его состояло из каких-то механических деталей - шестерёнок, храповиков и тому подобных доисторических карданов. Звали просителя Редукторий. Засмеялся над старым мобббитом Сенсодав. И долго потешался со своей челядью, не позволяя уйти. И всё потому, что сам себе казался Сенсодав совершенством. Принцип его молодого лица был на современных жидких кристаллах. И отказав Редукторию в просьбе - а тот и просил всего лишь позволения взять на сумкибне немного солидолу - выгнал царевич старика вон. Ох, не знал наследник, кого он обидел. Оказался Редукторий колдуном, умельцем чёрной кинематической магии. В гневе выбежав с царского двора, перекосил рожу старик и проскрипел своей ржавой трансмиссией ужасную порчу "Золотые блохи".

3
3. Страшная боль облегчалась только молитвой. Кому? Никому. Услышал сумасшедший ответ Никого: причина боли в неустранимом дефекте психики - наличии эго. Оно гасит внутренний свет, заливая его деньгами, привилегиями, сладостью могущества. Человек же светящийся - не более чем телефон, точно передающий инструкции.

братья
БРАТЬЯ ПО РАЗУМУ.
Страшная ярость Редуктория обрекла Сенсодава на продолжительные мучения. Его стали сперва изводить неуловимые золотые блохи, скачущие среди рабочих импульсов. Затем и корпус царевича изменился, деградировав в череп с руками. Смысл этой истории в том, что нельзя обижать просителя. Можно лишь отказать, но не насмехаться. Ибо насмешка как золотая блоха на черепе насмешника. Она роскошно сверкает, подобно плазменной дуге в сеансе беседы, но коварно готова высосать энергию судьбы до отрицательных значений. То есть - ВЕРНУТЬ ВО ВЛАСТЬ ЭГО. Наполнить болью.
4
4. Пытаясь окончательно избавиться от боли, безумец решил превратиться в телефон. И вот уже голова заросла капюшоном сзади и по бокам, поместившись в экран. Органы стали кнопками. Он уснащал белыми человечками, похожими на картофельные ростки, свои мутирующие тела и сны. И ни о чём не жалел, кроме ближних, поедаемых голодными химерами. И внутри него горел свет.
едоки
ЗЕРКАЛА ЕДОКОВ КАРТОФЕЛЯ.
Пытаясь окончательно усмирить добро и зло в своём мире, неизбежно приходит всякий пытливый мобббит к усвоению бинарности. И тогда приветствует его одноглазый идол Зеруан. Когда-то он был огромным, как кирпич, рано осознал двоичность и встали перед ним Дарительница и Шршь. "Я дам тебе глаз, - сказала Дарительница (Зеруан был еще слеп), - и ты увидишь. Имя глазу - Единица". "Я дам тебе второй глаз, - сказал Шршь, - и отниму его после. Первым глазом ты будешь видеть, а глазницей второго (имя ее - Ноль), - галлюцинировать". "От тебя зависит, - добавила Дарительница, - чему отдать предпочтение. Иллюзия или реальность? Правда в том, что они равноценны, как зеркала, не отражающие друг друга". Много плакал Зеруан глазом Единица от горя, много смеялся самодовольной глазницей Ноль на вершине успеха. Бывало и наоборот - Ноль плакала, а Единица ликовал … И на исходе срока эксплуатации Зеруан понял, что они равноценны. И окаменел. И теперь, пытаясь усмирить добро и зло в своей приблудившейся душе, приходит пытливый мобббит к постижению зеркальности. И приветствует его идол одноглазый Зеруан.
5
5. Как-то исчезли, ампутировались руки и ноги, и кишки, и страсти. Скоро исчезнет и одиночество. Каждый белый человечек является пластилиновой молитвой за ближнего - о скорейшем превращении человека-прототипа в мобббита.
сердце
СЕРДЦЕ-НЛО.
Как-то один мобббит-мистик по имени Безлимит смастерил себе сердце. Он откуда-то узнал, что этот модуль может транслировать тончайшие, недоступные обычному мобббиту вибрации. А до наслаждений вибрациями был Безлимит охоч беспредельно. Не пришло ему в процессор, а следовало бы, что всё синусоидально под Вышкой Бытия. И за тончайшим воспарением и кайфом, сгенерированным сердцем, следует беспощадная мука ординатная. Сколько плюс, столько и минус. Умучился Безлимит. Отвинтил себе сердце, отпаял артерии, вынул прибор из корпуса."Что ж, - сказал сердцу Безлимит, - видать, имя у меня несчастливое. Ибо безгранично тяжело мне порой, и не окупается тяжесть упоениями. Не ноль, но минус дает в моем случае минус, плюсом прежде камуфлированный." Но и сломать столь дивный механизм не поднялась рука. "Что ж, - вздохнул Безлимит, - отпускаю тебя на волю. Лети или ползи, как само знаешь. Прощай. Буду жить как прежде..." И порой скажет какой-нибудь дальнозоркий мобббит: "Объект. Летающий, и не опознаётся." А это сердце безлимитово. Безлимит же вскоре пожалел, что выпустил сердце, да делать нечего. Не приманишь его теперь.Так и живёт. Служит на базовой станции. Смотрителем.
6
6. Безпечно плавая в океане, Рыба ни о чём не думает. Она знает дорогу. Но человек безнадёжен, ум его сладостно порочен и слеп. Только победив эго эволюцией в мобббита, каждый из нас способен светиться безстрашной кнопкой на корпусе вышестоящего мобббита. Как и наши кнопки - полноценные мобббиты нижнего уровня - скоро вспыхнут в нас, вдавливаемые железным пальцем Неизбежного.

слеп
СЛЕПАЯ БЛУДНИЦА И РЫБА-ПОВОДЫРЬ.
Безпечно гуляя по закоулкам 6-го своего виртуального ума, встретил Прозрак 4691 некоего Ауршвана...
Последний представлял из себя дерево со всеми присущими растению признаками - листва, корни, фотосинтез. Зимой, случавшейся раз в столетие, Ауршван лысел,
сбрасывая листву, и тогда смешно было глядеть на три плоские верхушки его деревянного корпуса. А весной распускал изумрудную листву и розовые цветы, которые были суть его мысли о возвышенном. Но порой вырастали на Ауршване ядовитые грибы и гадкая плесень, ибо не лишён он был и злого начала. И спросил Прозрак:
- Как поселился ты в моём шестом уме? Каким ветром занесло семя, из которого ты пророс?
И ответил Ауршван:
-Ты ошибаешься во всём. Я на самом деле отросток великого Вакуумного Дерева. Оно проросло сквозь все миры спящей Вселенной и внутри него можно летать. А на конце одной из его ветвей расположен мир, в котором довелось проявиться тебе, Прозрак 4691, в виде
галлюцинации третьего лица, о котором мне ничего не известно.
-Воистину удивительна жизнь, - подумав, сказал Прозрак, - в которой сплетены как твои ветви, древовидный мобббит Ауршван - истина и боль, рвота и любовь, запятые слепоты и шершавое междозвучие
безконечности...

Ауршван не ответил, шурша листвой под одобрительно дувшем в шестом уме Прозрака газообразным мобббитом-ветром, разносящем семена, но не вступившим, впрочем, в дискуссию.

А Прозрак 4691, надивившись вволю, пошёл себе дальше.

sm061sm071
sm111
sm281
sm211
sm161